cBRb3RyYCZonkzXee8F 4Ip gXbeygpD8Txep7WCVZs4vVsVplE cVQСтуденты III театрального курса показали зрителям 24 мая интересную творческую работу – спектакль по повести Владислава Крапивина «Тополиная рубашка» (руководитель – Р.В. Абрамовский). В основу сказочного сюжета положена извечная проблема борьбы добра и зла. На стороне добра находится девятилетний мальчик – Славик; на стороне зла стоят Пяткин и Хозяин. В конфликт втянуты сторож-старик и ведьмы, которые всеми силами стараются вырваться из-под власти Хозяина.

Славик (А. Кожевников) живёт в двух мирах. Обычном, реальном, в котором его окружают мама (Е. Калинина), тетя Тася (С. Разумова), тетя Нюра (К. Мышева), и в таинственном и волшебном мире сна – здесь его покровителями становятся три «ржавые» ведьмы: Степанида (К. Мохначева), Глафира (Г. Курочкина) и Настя (М. Беляева). Этим ведьмам противопоставлен еще один обитатель «ржавого» мира – музыкант театрального оркестра, выпускник консерватории, а ныне – пьяница и скользкий проходимец Лев Эдуардович Пяткин (Д. Поженский).

В результате драматической борьбы выделяются два лагеря персонажей - противоборствующие стороны, обостряющие назревающий конфликт между реальным и вымышленным. Первый такой «лагерь» составляют главный герой – Славик, мальчик девяти лет, маленький по годам, но не в меру своих лет смелый и решительный, его мама, тетя Нюра и тетя Тася, а в мире сна – добрый старик (Д. Пушкарев) и «ржавые ведьмы», старательно пытающиеся вырваться из ржавого плена. Ко второму «лагерю» относятся Хозяин (Д. Шилик) («ржавенький человечишко», по меткому выражению старика) и его верный прислужник - Пяткин.

Сказка как жанр наполнена метафорами, дающими «ключ к разгадке» спектакля и решенными в качестве пластических этюдов. Это и часы, состоящие из рук актеров, и «железный танец», создающий динамику и развивающий скорость в спектакле. После каждого такого эпизода следует новый – пространный, мудрый, философский. Так, например, после динамичного эпизода с танцем следует кульминационная сцена – диалог старика с Топольком.

Благодаря продуманным режиссерским решениям, у сказки с мистическим началом появляется «двойное дно». Это помогает ей жить новой жизнью, а зрителю - поверить в такое обыкновенное и в то же время в такое забытое понятие – Чудо.

Дмитрий Пушкарев