Русская поэзия представляет собой огромный материк духовности, высочайшего художественного мастерства, сакральных откровений и смыслов… Каждое новое поколение открывает его для себя – порой неожиданно, а чаще в контексте исторической памяти.

Поэты – существа иного порядка, нежели обычные люди: им дано предугадать, увидеть будущее и, главное, услышать трагическую музыку эпохи. Последняя бывает к ним безжалостна, ибо выпивает их души до самого донышка. В этом случае жизнь поэта на земле прекращается, но продолжается в Вечности.

Революции и войны никого не щадят, но настоящей поэзии они дают мощный импульс развития, в конце которого – пуля, пущенная в висок, удавка или убийство… Из века в век «поэты ходят пятками по лезвию ножа и режут в кровь свои босые души…» (В. Высоцкий).

Сергей Есенин – один из тех, кто превращал в поэзию всё, с чем соприкасался. Даже распад собственной личности в последние годы жизни он сделал содержанием своей пронзительной лирики. Это, пожалуй, единственный пример подобного рода в русской литературе. И вот интерпретацию такой сложной, противоречивой и неоднозначной поэтической судьбы 14 декабря представили на сцене Архангельского колледжа культуры студенты выпускного курса специальности Социально-культурная деятельность. Биографический и художественный материал, осмысленный и переработанный студентами, - положен в основу сценария поэтического представления «Я один … и разбитое зеркало». Особенно следует отметить исполнительское мастерство Константина Удальцова, воссоздавшего образ Есенина на сцене и передавшего его надрывную тоску и мучительное одиночество…

…Композиция выпускной квалификационной работы студентов А. Галушина, К.Удальцова, Т.Немировой  (руководитель – заслуженный работник культуры Российской Федерации, преподаватель  Т.В. Исаева)  состоит из четырех эпизодов, которые посвящаются разным периодам в судьбе Сергея Есенина: вхождение поэта в мир, творческое становление и пребывание в объединении имажинистов, взаимоотношения с Айседорой Дункан и совместное путешествие по странам Европы и в Америку, наконец – последние годы жизни, отмеченные, с одной стороны, предощущением смерти, а с другой – светлым чувством к матери и незабываемой поездкой на Кавказ в 1924 году, результатом которой стал цикл «Персидские мотивы». И всё же ритмический и семантический нерв представления - это четырехкратные отсылки к одной из самых трагических есенинских поэм – к «Черному человеку» (она в основных чертах написана в 1923 году, полностью завершена в 1925). Черный человек, с которым разговаривал поэт, - не что иное, как темная сторона его души, зазеркалье, где обитают демоны…Отсюда, может быть, возникают на сцене конфигурации с зеркалами ?.. Они и отсылают зрителя к подобному пониманию смысла - теме двойничества, разговора человека с самим собой… Тема - традиционная для русской литературы, но у Есенина она прозвучала болезненнее и трагичнее, чем у его предшественников (например, у А.Н.Некрасова – «Поэт и гражданин»). Поэтическое самоутверждение и самоуничтожение в огне творческого экстаза – два полюса бытия Есенина, одновременно взаимоисключающие и взаимообусловленные. Жить долго на острие этого противоборства невозможно :

Месяц умер,

Синеет в окошке рассвет.

Ах ты, ночь!

Что ты, ночь, наковеркала?

Я в цилиндре стою.

Никого со мной нет.

Я один…

И разбитое зеркало.

В названии поэтического представления, собственно, зафиксирована последняя фраза из «Черного человека». Зазеркалье, казалось бы, разбито вдребезги… Одновременно с этим открылись врата в Вечность - туда и ушел Сергей Есенин: осколки зеркала стали звездами… И в этом видится многозначная символика, оправдывающая жизнь Поэта, какой бы запутанной и противоречивой она ни была!..

О.Дойкова